Вид Шанхая в генеральский бинокль

Вид Шанхая в генеральский бинокль

Вот и настало утро 2 октября 2010 года. Именно в этот прохладный осенний денек должны были найти разрешение давно мучавшие меня вопросы — действительно ли генерал армии и его штаб влияют на ход сценарной игры или все на поле определяется составом подобранных команд; могу ли именно я стать тем генералом, чье руководство поможет сплотить разрозненные группы бойцов так, что бы они смогли добиться победы. Ибо это был день, на который Нижегородский Пейнтбол-Центр назначил проведение 14-й игры из серии «Блицкриг», и именно на этой игре я должен был выполнять роль генерала японской армии Сюнроку Хата.

Путь к этой должности начался для меня больше трех лет назад, когда я зеленым хомяком первый раз вышел на поле Блицкрига-3. Тогда я не знал, что называюсь хомяком, но о зелености догадаться было нетрудно — прокатный камуфляж не оставлял в это ни малейших сомнений... Нашей команде «Кабаны», состоявшей из таких же новичков, как и я, сообщили, что мы будем играть под руководством Леонида «Одноглазого Боба» Строке (переглядывания и перешептывания среди сокомандников — а это кто? а чо он делать будет? а это хорошо, что именно он?). Тогда мне было наплевать, какие мысли бродят в голове у генерала, я хотел только одного — зарыться поглубже в землю, и мне вовсе не хотелось бежать вперед, чтобы, как сообщил поднимающий нас матюками ветеран, не дать провалиться какому-то там правому флангу.....

Но время шло, я начал посещать не только Блицкриги, и все чаще приходило понимание того, что опытный ветеран, даже без маркера, имея в своем распоряжении несколько человек, способен сильно повлиять на игровую обстановку. И все чаще возникал вопрос: а каково это - быть «главным» ветераном, под управлением не десяток бойцов, а десяток команд, да которые еще и были созданы задолго до того как ты пришел в пейнтбол? Поэтому, когда летом Матвей «Сантьяга» Каширов вдруг предложил мне генеральскую должность на очередном Блицкриге, я не стал долго думать, ибо понимал — либо я найду ответы на свои вопросы сейчас, либо этого не произойдет никогда (второй раз могли и не предложить, да и я, отказавшись раз, вряд ли бы согласился во второй...). Итак, я — генерал!

Сразу же после того, как я дал свое согласие, начались генеральские хлопоты. Я прекрасно понимал, что чем больше я смогу сделать до стартового свистка, тем проще мне будет после него. Была масса вопросов — кто из команд согласится за меня играть (все-таки я был «темной лошадкой»), какие тактические приемы можно придумать, чего такого я не видел на прошедших играх, но что показалось бы мне сулящим определенное преимущество в бою. Мною был составлен список идей, вопросов, мыслей... Все они было обсуждены с уважаемым мною капитаном команды дзержинских пейнтболистов, Виктором «Хохлом» Прокопчуком. Также был обстоятельно допрошен организатор игры Сантьяга. Но вот сценарий получен, список команд примерно известен, завтра игра.

Игровое утро началось с обхода «войск». Ходил, знакомился, шутил (порой неудачно), переписывал численность. Пытался понять — на что нацелены ребята, как с настроением, найдем ли общий язык, на какое направление лучше поставить ту или иную команду? И лица, лица, лица... Спокойно-рассудительный Змей, иронично настроеный Хохол, неподражаемый ROS, по деловому собранный Роман из «Штурма», добродушно-веселый Terran, немного напряженный Simon... Как они будут играть? Как я смогу объединить таких разных людей? Переживал... Очень боялся, что придется «нянчится» - заниматься микроменеджментом во время боя. Как показали дальнейшие события — переживал зря, команды подобрались надежные, сыгранные, с отличным внутренним взаимодействием.

После знакомства с командами пошел пообщаться с оргами — все-таки у меня была далеко не последняя редакция сценария, а карты не было вообще... Молва утверждает, что таков фирменный стиль НПЦ — сколь бы рано не начинались приготовления к Блицкригу, окончательный вариант карты и сценария будет с утра в день игры, что никогда не мешало НПЦ проводитьотличнейшие игры. Также успокаивало и то, что мой оппонент, генерал китайской армии Андрей «Шаман» Степанов, был в таком же положении. Кстати, если бы Сантьяга сказал, что против меня будет, ну например, Одноглазый Боб — фиг бы он получил мое согласие... Так что со стороны оргов был очень разумно поставить генералами людей опытных, но еще не засветившихся в руководстве армиями на серьезных играх.

И вот я увидел того, с кем мне предстояло скрестить свои шпаги — Шамана. А ведь, пожалуй, я немного опасался этого момента... Какой он? Но с самого начала наше общение пошло, как принято говорить в официальных новостях, в непринужденной и дружеской атмосфере. Мы согласились, что оба приехали сюда поиграть, что игра должна быть честной, что погода неплохая и вообще... Мое утреннее нервозное настроение стало постепенно спадать — пока все указывало на то, что игра должна получиться.

Общее построение. Приветственные слова, шутки от Алексея Смирнова, ответные шутки из зала... Суровый Александр «Пионер» Кутарев сообщил, что правила нарушать он никому не позволит, все будет под недреманным оком судей из БСС, провинившегося настигнет быстрая и жестокая кара... Очень необычно было видеть в роли главного судьи на Блицкриге Пионера, а не Евгения «Абрамса» Герасимова. Но еще необычнее было видеть Абрамса в камуфляже и с разгрузкой. После поздравлений, шуток и внушений расходимся по штабам.

В штабе - короткий брифинг с капитанами команд: определяем, кто за какую базу отвечает, что, на мой взгляд, стоит сделать в командах до стартового свистка (выделить «бегунов», определить ответственных за флаги на «домашних» базах и т.д.). После брифинга начинаю в мегафон созывать новичков-хомяков для объяснения одной моей задумки: всем капитанам с утра мною были выданы карточки с изображением японского флага — так я пытался обозначить опытных бойцов, чтобы «потерявшийся» на поле хомяк сразу знал к кому обратиться за советом и помощью... Но странное дело — ко мне никто не подходит, недоумеваю, как же так? Я-то ломал голову, как координировать хомяков на поле, как присоединять их к существующим командам, как доказывать командирам, что хомяки тоже люди и ими надо чуть-чуть порулить.... А их-то и нет... Хм... Ну что ж, значит день сегодня такой — в бой идут одни старики!!!

Следующая головная боль — спецмиссии... Не секрет, побеждает та армия, которая успешно выполняет спецмиссии. Так что им было уделено особое внимание. Вечером, перед игрой, были серьезные обсуждения с оргами по поводу трактовки того или иного спецзадания. Люди на их выполнение были у меня запланированы заранее (хотя некоторые из них об этом еще не знали). Все-таки, есть специализация и в пейнтболе — есть прирожденные бойцы («пулеметчики», «штурмовики»), есть изумительные полевые полковники (именно полевые — те, что и хомяка направят куда надо, и атаку организуют, и огнем при необходимости поддержат), а есть «спецмиссионеры». Я видел как сильно расстраивался один из них, когда оказалось, что по его недосмотру (не ошибке, а именно недосмотру!) не была отмечена одна из баз в путевом листе... Я, правда, не ожидал таких искренних переживаний по такому поводу! Но зато я также прекрасно понял, что этот человек, пока он согласен играть со мной, всегда будет приносить очки армии, выполняя спецмиссии. Прав был некто И.В.Сталин, когда заявил, что кадры решают все....

Итак, старт первой миссии. Первый раз за свою пейнтбольную жизнь, я остаюсь стоять перед сеткой, обвешанный рациями, как новогодняя елка гирляндами, без маски и маркера (задолго до начала игры я решил, что выйду на поле только во время «генеральского» задания). Жуткое ожидание... Как они там? Все ли я правильно сделал? Всем ли донес свои мысли? Не потеряются ли на поле? Как так я их бросил в драку, а сам сижу здесь? И ни одного ответа — рация молчит, на респе только я, болельщики, да сотрудники НПЦ...

Наконец, первые донесения - армия сцепилась с противником… бой завязался по всей протяженности фронта… левый фланг наткнулся на мощное сопротивление и был остановлен... центр наш... обнаружен «аэродром», за разбор которого можно получить очки... за дом на правом фланге идет жаркий бой... в лесу, за домом, на нейтральной базе поднят наш флаг, но противник упорно пытается вытеснить нас оттуда...

Первые потери — мои бойцы, возвращающиеся на базу только для того что бы затереться и с новой силой броситься в бой. Чтобы не гасить этот пыл, попросил организаторов поставить столики со стекломоем и салфетками прямо за выходом из буферной зоны.

И первые трофеи!!!! Ликованию моему не было предела, когда первые гильзы (артефакты, разбросанные по полю) стали выстраиваться на столике перед гейм-мастером. Наконец-то я сам увидел, что моя армия начала зарабатывать очки. А вот и первая карточка авиаудара — я готов был расцеловать бойца, принесшего ее. Когда чуть позднее мне принесли еще 2 карточки авиаудара и карточку медика, я понял - жизнь удалась!

А левый фланг все никак не мог продвинуться вперед... Бойцы приходили уставшие, закрашенные вусмерть, но раз за разом мне сообщали, что слишком неудобное расположение дальней базы, и противник пользуется особенностями рельефа, окопавшись на горке, а нашим командам приходится ползти вверх из низины. Я понял, что с этим придется что-то делать, но решил в первой миссии оставить все как есть.

И вот объявление от судей — конец первой миссии... Бойцы возвращаются на респ, а я собираю капитанов, чтобы выслушать их соображения о прошедшей разведке боем. Доклады капитанов полностью согласуются с картиной у меня в голове: правый фланг — ок, центр — ок, левый фланг слишком неудобен из-за своего ландшафта. Принимаю решение перекинуть Легион с левого фланга в центр, с тем что бы заменить его более многочисленной и более хорошо знающей площадку командой дзержинцев под командованием Хохла. Капитаны ни той, ни другой команды не против. Попутно решаю использовать одну из карточек авианалета для уничтожения базы Лишуй — как раз той самой дальней базы на нашем левом фланге. Не хочешь быть нашей??? Так не доставайся же ты никому!!!

Все готово к старту второй миссии. И остается только один вопрос — что делать со спецмиссией «Шпион»... Я и так не совсем представлял, как ее играть. А тут еще попутно узнаю от Сантьяги, что игротех на это задание не положен, и надо срочно искать казачка. К счастью, такой человек быстро находиться — пока я разговаривал с Сантьягой, к нам подошел боец из «Нормандии» и попросил помочь оживить его маркер. Наивный!!! Работающий маркер в шпионской миссии тебе не понадобится!

Свисток к началу второй миссии. Респ быстро пустеет. Опять начинаю нервно ходить перед сеткой и ждать новостей. И первая же новость сражает меня наповал — Хохол с разбежки забрал Лишуй! Бли-и-и-и-и-и-ин! Зачем мы уничтожили эту базу авиаударом?????? Приказываю держать - взяли, и взяли, не назад же отдавать - хотя бы для того, чтобы отметить на базе спецмиссии. Остальные новости более-менее предсказуемые: центр наш, дом частично наш, на правом фланге, на нейтральной базе поднят наш флаг и идет жесткий бой. В который раз радуюсь за правильно подобранных спецмиссионеров — ребята уже вовсю работают и уже получены первые отметки.... Через некоторое время получаю информацию от Хохла: «Нас выдавили с Лишуя, откатываюсь на Фучжоу». Подтверждаю прием и приказываю на направлении Лишуя никаких действий пока не предпренимать. Все-таки правильно мы ее бомбанули! В это время меня начинает периодически донимать боец команды «Нормандия» - прибегая на респ затереться, он категорически требует от меня дать приказ на атаку нашим правофланговым командам. Рано, фронт слишком нестабилен на всем протяжении...

После того как все приказы отданы, отправляюсь на выполнение «Генеральского обхода». Беру с собой бойца, который, по идее, должен отстреливать любого приближающегося ко мне игрока, ибо как должен выглядеть шпион, собирающийся меня «убить», я даже не представляю. Отмечаю две базы, причем хожу при этом как герой дешевого шпионского фильма — щурю глаз, двигаюсь крадучись и постояно суровым взглядом озираю окрестности. Короче, всячески опасаюсь шпиёнов... Подхожу в третьей базе, зычным голосом прошу бойцов прикрыть мой проход к флагу, и тут слышу голос сопровождающего меня судьи: «Лех, к тебе шпион». Оборачиваюсь — ну точно, стоит какой-то боец с нашими повязками и приветливо машет карточкой шпиона... Р-р-р-р-р-р-р!!!! Жутко хотелось кого-нибудь укусить... Ну или на крайний случай стукнуть. Нога за ногу пошел на респ... На респе немного успокоился, узнав от нашего шпиона, что вражеский генерал тоже «уничтожен». Есть над чем подумать - на следующий раз генеральский кортеж будет гораздо серьезней и многочисленнее.

Узнаю у гейм-мастера, что до конца миссии осталось пять минут, транслирую эту информацию командам. Еще минуты через три-четыре, наиболее измотанные бойцы начинают оставаться на респе - готовиться к обеду. Еще минуты через три-четыре начинаю недоумевать — а почему, собственно, бой продолжается? Еще раз требую от гейм-мастера сказать мне время до конца миссии. Оказывается, миссия будет идти еще 10 минут. ЭТО КАК??? Начинаю бегать по респу и просить, требовать, умолять уже отдыхающих игроков выйти снова на поле, после чего подхожу к гейм-мастеру и начинаю, кхм... проводить разъяснительную беседу... Нда, не думал я, что знаю такие слова и выражения...

Слушаю доклад спецмиссионера-вестового, который с конвертом ухитрился пройти все базы. Радуюсь, но недолго, так как приходит Сантьяга и сообщает, что вестовой нарушил условия спецмиссии и вообще это ошибка гейм-мастера, который выдал конверт для обхода баз немного раньше — оказывается, его нужно было выполнить после обеда... Припоминаю недавно найденные мною слова и снова сообщаю их гейм-мастеру, а заодно и Сантьяге, который немало удивляется, так как знает меня как очень спокойного и уравновешенного человека. Но хороший орг потому и является хорошим — как только эмоции уходят, садимся и приходим к компромиссу.

Пока все кушают, я бегаю и решаю насущные вопросы: с судьями по поводу инцидентов на поле, с гейм-мастером по поводу предстоящих заданий, с капитанами по поводу их идей на предстоящую миссию. На бегу выпиваю тарелку супа. Прям так, через край... Ну не везет мне с едой на Блицкригах — все хвалят, а у меня уже которую игру подряд нет времени толком попробовать...

Во время обеда от Хохла поступает интересное предложение — авиаударом опять вынести Лишуй и запереть фронт на левом фланге и центре по линии Фучжоу - Шанхай, для того, что бы обеспечить себе возможность спокойно накапливать силы на правом фланге. Обсуждаю предложение с другими капитанами — единодушная поддержка.

За пять минут до стартового свистка понимаю, что я забыл про спецмиссию «Баржа» - шесть щитов фанеры, скрепленные веревкой, должны быть перетащены не менее чем шестью бойцами на базу Лишуй... Опять этот Лишуй!!!! Ладно, принимаю решение — дзержинцам пытаться с разбежки занять Лишуй, «Кабанам» провести баржу, и только после этого выполнять задуманный план. Сначал все идет хорошо — база наша с разбежки, но баржа слишком медленная, и к тому моменту, когда она переваливает на горку, Хохла оттесняют от базы. Некоторое время происходит «бодание» с противником с целью дотащить таки баржу до базы, но увы.... В это время передаю приказ правому флангу не атаковать — закрепиться и сидеть в обороне. Наконец получаю информацию от дзержинцев, что они откатились к Фучжоу и закрепились там, но противник явно готовит хороший удар по этому направлению. Начинаю снимать людей справа и отдавать Хохлу. Попутно перекидываю к нему медика... Наконец атака отбита и дзержинцы прочно закрепились. После того как узнаю, что противник «завяз» и в центре, на Легионе и Девятках, начинаю в очередной раз перекидывать людей — на сей раз уже на правый фланг. Получаю информацию от капитана команды «Игла», что движение началось. И тут звучит свисток к окончанию третьей миссии.

В перерыве встречаюсь на середине поля с Сантьягой и Шаманом. Сантьяга сообщает нам, что разница в счете настолько мала, что играть четвертую миссию в первоначально задуманном формате сложно - предполагалось, что проигрывающая армия будет удерживать укрепленные точки, а выигрывающая штурмовать... После короткого обсуждения решаем, что будем играть 30 минут простую игру за флаги по всему полю. Возвращаюсь на респаун и сообщаю, что на следующей миссии будет просто 30-ти минутное «мясо». Армия реагирует на это сообщение гулом одобрения.

На коротком брифинге с капитанами договариваемся, что снова будем использовать ту же стратегию, что и в третьей миссии, только сразу после свистка.

Свисток. Разбежка. Тревожная информация с левого фланга — противник накапливает силы. Приказываю не атаковать на правом фланге и перекидываю людей в помощь к дзержинцам. В это же время идет очень жесткий бой в центре: бойцам ROSа то удается захватить флаг, то красные его снова забирают. Через какое-то время Хохол передает, что атака отбита и фронт на его участке стабилен. В это же время приходит информация, что Легионеры захватили и удерживают Шанхай. Ну что же, настал момент для финальной атаки — на левом фланге оставляю самый минимум, всех остальных отправляю на правый и отдаю приказ атаковать.... Через какое-то время на респ выходит весь закрашеный, мокрый, с трудом пытающийся отдышаться боец «Корсаров» и сообщает, что мы все таки подняли этот долбаный флаг на домашней базе противника Гайцзы. В тот момент это была самая лучшая новость, которую я только мог услышать... И, глядя на этого бойца, я понял — иначе и быть не могло! На четвертой, финальной миссии я видел людей, которые, закрашенные полностью, проносились мимо меня к своему столу и уже через полминуты снова бежали в поле с не столько стертыми, сколько размазанными пятнами от шаров и с полными тубами... Я видел бойца, который, сильно хромая, шел к выходу на поле, и на мой вопрос "Может, передохнешь? Это все-таки игра..." слышал ответ - "Да ладно, мне бы только до вот того укрытия добраться, и хрен они меня тогда оттуда выковыряют!" Зато я не видел на респе гуляющих, спокойно покуривающих, пьющих пиво игроков. Даже проблемы с оборудованием люди пытались решить как можно быстрее. Тот же, кто понимал, что провозится с маркером слишком долго, оставлял его на базе и шел исполнять роль камикадзе - в коротком броске, за мгновение до попадающего в тебя шара поднять наш флаг на вражеской базе!

И когда прозвучал финальный свисток, и на базу начали возвращаться бойцы, я понял, в чем именно для меня заключатся особый, «генеральский» драйв — видеть искреннюю радость на лицах этих измотанных, но таких счастливых, людей и понимать, что и мои действия помогли им, пусть и немного, завоевать ПОБЕДУ. И неважно, глобальная ли это победа всей армии, или пронесенный по тылам конверт, или поднятый в последнем броске флаг. И очень важно то, что невозможно пережить это чувство, находясь с маркером на поле — только стоя в штабе и командуя по рации или через вестового, можно в полной мере ощутить этот эмоциональный подъем возвращающихся с победой бойцов.

Затем была сложнейшая для меня задача — награды. Наградить хотелось каждого, не было в армии человека, который не сделал бы хоть что-нибудь для нашей общей победы. Но, увы, медалей мало, и приходилось идти на компромиссы с самим собой. Видимо, такова судьба генерала.

Задумываясь после игры над своими первоначальными вопросами, я понял, что действительно генерал и штаб — весьма неслабая сила в игре, и от принятых им решений легко может зависеть, выиграет армия или проиграет. Также я понял, что могу выигрывать, будучи пейнтбольным генералом, но только при условии, что команды, играющие за меня, будут доверять мне, а я буду целиком верить им... Не помню, в каком журнале я это прочитал, но мысль очень понравилась — каждый пейнтболист должен поиграть с «прокатом», поиграть в качестве полевого командира, поиграть генералом, организовать игру, попробовать себя в спорте, завоевать призовое место в спорте... Теперь, после прошедшего Блицкрига, мне осталось только организовать игру… Я очень рад, что согласился на предложение попробовать себя в штабной работе, и конкретно, в качестве генерал на Блицкриге. Я сумел открыть для себя совершенно новые грани пейнтбола, невидимые и потому непонятные тем, кто с маркером в руках находится на игровом поле.