Фантазия на тему Battlefield

Фантазия на тему Battlefield

— Мы бодаемся за этот — будь он проклят! — отель уже который час и не продвинулись ни на метр. Что эти мясники в штабе себе думают?
— Всех перестрелять…
— Где наша хваленая броня, где наша гребаная артиллерия?!
— …всех!
— Даже гранатомет — один на всех! — и тот я видел всего раз. Всего один мать его раз!
— А остальных вешать!
— Как мы, спрашивается, должны взять эту чертову гостиницу? Голыми руками?
— …
— И главное, зачем… Каждый подъезд, каждое окно и каждая щель ощетинилась огнем и смертью.Какой-то гигантский еж, а не здание. Перевернуть бы его и палкой в брюхо… а не штурмовать в лоб. Ну, что ты молчишь?!
— Завали их мясом.
— ?!
— Завали их своим гребаным мясом, сопляк! Закидай амбразуры! Заткни гнездо этого гребаного пулемета ошметками твоей гребаной задницы! Твоей и твоих товарищей, таких же гребаных сопляков, рассевшихся вдоль этой гребаной дороги и ноющих, мать их, ноющих о гребаном отсутствии гребаной поддержки!!!
— Ну, ты это…
— Вставайте, крысячье отродье! Гордость штаба! Пушечное мясо! Пришла пора оставить десяток свежих трупов на этом углу. В атаку, я сказал!!! Дай-ка мне гранату… нет, лучше три.

— Разрешите доложить, Прекраснейшая!
— Жги.
— Все идет даже лучше, чем мы рассчитывали, они застряли на первом же здании. Бросают туда огромные силы, но практически безуспешно. Вы были совершенно правы, отправив туда...
— Пф! разумеется. Дальше.
— Однако есть вероятность, что все же будет предпринят обходной маневр. Возможно, они пойдут лесом, Ваша Предусмотрительность. А наших сил там недостаточно…
— Вы что себе позволяете? Вы опять решили, что мне отсюда плохо видно поле боя? Вы думаете мне мешают стены палатки, бар и загорелые тела моих евнухов?
— Евнухов?
— Прошу прощения, замечталась… В любом случае, полковник, я не повторяю дважды и не меняю решений. В лесу достаточно.. Я сказала достаточно! Людей. Даже на случай прорыва. И советую вам не забывать про разведку с воздуха. Охраняйте наш заветный вагончик со станцией слежения. И, знаете что, лучше — лично.

— Во имя всех наших богов, давайте отступим, их же больше в три раза.
— Н-нет.
— Но какой смысл держать этот пятачок, даже приказа не было.
— Тебе почем знать.
— Вон, всего в пятидесяти метрах назад отличные укрытия и разрушенная вилла, там можно устроить классическую засаду, где их численный перевес только пойдет нам на пользу.
— Наивный!
— Да почему я с вами советуюсь, словно вы старше по званию!
— Не знаю.
— Эй, ребята, если вам дорога…
— Слушай, только панику не поднимай. Это уже саботаж. Пристрелю.
— Это не саботаж, это голос разума!
— Идиот.
— О, нет. Это броневик. Это же броневик! Они вызвали подкрепление! Это конец. Теперь мы даже отойти не сможем. Нас всех перебьют, как только поднимем головы… Мы все умрем!
— Ничего они не вызвали, мой маленький друг. Пойми: там сейчас собрались, судя по всему, такие же тупицы и трусы, как ты. Они всей толпой уже полчаса топчутся на месте, перестреливаясь с нашим дозором. А броневик… Ты посмотри, он же тупо заблудился! И у меня тут где-то был Гранатометчик, Который Не Промахивается…

— Там была засада.
— Что?
— Засада, сэр.
— Что??!
— Сэр, мы…
— Какая засада, это же голый кусок земли! Голый как колено! Там и спрятаться-то негде! Я прислал вам два подкрепления, я прислал вам гребаный броневик, который трижды возвращался, пока нашел дорогу. По данным разведки там мог быть лишь один крошечный сквад на весь лес! Что ты несешь?!
— Так точно, сэр! Мы перешли дорогу и ввязались в бой, выбили первую линию и вроде бы зачистили весь пятачок, но они все появлялсь и появлялись откуда-то. Началась неразбериха, всех убили, а броневик сгорел.
— Броневик. Сам. Сгорел. Сам. Броневик… Сам…
— Так точно, сэр!
— Что так точно?! Перестань нести чушь и дрожать, из тебя же шлак сыпется! Мой ненаглядный броневик с лучшим экипажем! Сгорел?! САМ!?

— Неопознанная машина…
— Где? На фронте?
— Нет, у нас в тылу!
— Броневик в тылу!? Вы что там, совсем офонарели?? Меня расстреляют!
— Гхм, да, то есть нет, хотя хотелось бы… 
— ?!
— Я говорю это не похоже на броневик, или это какая-то новая модель — передвигается слишком быстро, бойцы даже не смогли разглядеть опознавательные знаки. И вообще донесения сбивчивые. Оно вроде бы стреляло. Но не попадало.
— Разведку мне!
— Доложите об инциденте с броневиком …с машиной …короче, с этим транспортным средством!
— Так… так…
— Так… и что, куда оно поехало? В сторону …куда?
— Быстро группу штурмовиков к рынку! Да, к рынку! Да, штурмовую!!! Обеспечить контроль точки. Действовать по ситуации. Докладывать каждые десять, нет пять, нет все время докладывать! Меня расстреляют…
— Да.
— Итак, это гражданская машина. Типа микроавтобуса. Ты кретин. Или те, кто тебе докладывал, мне не важно. Они набились в нее битком и прорвались сквозь линию фронта. Интересно, как? Так вот, прорвались и по прямой на дикой скорости, стреляя во все вокруг, несутся к рынку. Самоубийцы.

— Ну, и что было дальше?
— Они доехали. Они набили себе шишек, надышались дымов, был один самострел, но они доехали до рынка.
— И там их приняли?
— Нет, их даже не приняли. Они слишком быстро ехали и успели раньше.
— Они разбились?
— Нет. Хотя должны были. Водитель безумец, раздолбанная колымага и отвратительная дорога — сам понимаешь. Говорят, командир хотел пристрелить водителя, когда высадились, но не попал, слишком сильно дрожали руки и колени.
— Но ведь нашим так и не удалось взять рынок? Или сводки все врут?
— Не удалось.
— Но ты говоришь они доехали!!!
— Они доехали, высадились и увидели танк.
— Танк?
— Танк. Прямо на точке.
— Что тот самый?
— Да, Тигр.
— О, боже.
— Да, Тигр. Они его увидели и испачкались. Все разом. Я думаю командир не пристрелил водителя не потому что у него что-то тряслось или не слушалось, просто он придерживал штаны. Всеми руками.
— Не может быть…
— Они были в двадцати метрах от рынка. От этого важнейшего плацдарма всей операции. Это же центр. Даже почти тыл. Точка невозврата, перелом, запах победы. Если бы мы там развернулись, все сложилось бы … да что я буду повторять агитки. Они были в двадцати метрах. И свернули за угол. Буквально. Убежали за здание и в лес. Сводки не врут. Наши не взяли рынок.
— Ну, а ты бы не убежал? В конце концов, что может сделать несколько пехотинцев с танком, если у них нет противотанковых средств и подготовки?
— Он был мертвый.
— Кто мертвый?
— Тигр. Он был уже подбитый, понимаешь? Мертвый, сожженный, пустой, НЕ ОПАСЕН. Он просто стоял коробкой и все. И по нему было видно.
— А они убежали..
— А они убежали.

— Пить хочется.
— Пива бы сейчас, да?
— М-м-м…
— У нас же есть фонтан!
— Смешно.
— Смотри, какой красивый, а? С голыми бабами!
— Интересно, зачем в этой пустыне фонтан?
— Да, с водой здесь напряженка. Дай зажигалку!
— Лови. Кто бы мне сказал, что я буду ценить воду в сто раз больше, чем сигареты, ха!
— Да… А знаешь, что говорят?
— Жги!
— Говорят у них там, где-то перед последней точкой, есть река!
— Врешь! Откуда здесь река… Песок.
— Зачем мне врать? За что купил… Я слышал краем уха, что когда мы пройдем рынок..
— Ха! Когда мы пройдем рынок, нас с тобой уже отправят домой в ящиках с флагами!
— Подожди… Типун тебе, идиот! Так вот, там, за рынком, надо будет брать какие-то мосты! Понимаешь? Мосты! Если есть мост, должна быть река. Или хотя бы ручей. А тут сразу несколько мостов! Искупаться бы, эх…
— Ну, не знаю. Может быть это просто овраг или пропасть?
— Идиот, точно. Откуда в пустыне пропасть? Это тебе не Гранд Каньон твой.
— Ну да, я идиот, а река в пустыне есть. Зажигалку верни! И вообще спать пора, завтра брать этот гребаный отель…

Воздух дрожал, земля рыдала. Отель стоял. Рядом с отелем ворочалась Пантера. Танк штурмовал здание. Здание стояло. Пантера ворочалась, рычала, ревела, плевалась во все стороны. Нельзя сказать, что это было бесполезно. Нет. Нельзя. Броневик, не оценив проворность Пантеры по достоинству, догорал на перекрестке. Гранатометчик, переоценив свою находчивость, был не у дел. Танки порой обманывают своей неторопливостью, это случается.
Тигр неторопливо высунулся из-за отеля и подмигнул Пантере. Но промахнулся. Пантера игриво взревела и спряталась за кустик. Пехота вокруг оживилась и стала реже стрелять друг в друга. Кто-то под шумок сменил флаг, но был подстрелен. Тигр неторопливо прыгнул и сломал весь кустик, за которым пряталась Пантера. Пантера обиделась и шлепнула Тигра в лобовую броню. Тигр перестал рычать и заскрежетал всеми стволами. Безуспешно. Пантера влепила Тигру вторую пощечину, гордо удаляясь за угол гребаного отеля. Там ее ждали гранаты.

— Твою мать!
— Не-е-ет!!!
— Господи, боже мой… Господи, боже мой… Господи, боже моооой…
— Твою же мать!
— Нет, я не хочу, не надо, нет, не надо, нет, нет, нет, я не хочу, я не хочу, нет, не надо, пожалуйста, я больше не буду, не надо, перестаньте, пожалуйста, не надо, не надо …
— Почему я не умею молиться?
— А хочется?
— Чертовски!
— Твою в бога душу.. этих-то накрыло со всем дерьмом!
— Когда-нибудь должно закончиться и это.
— Скорее бы, ох, это было близко!
— По квадратам кроет, гад, так процент поражения выше.
— Статистик?
— Практик.
— У него там что, ящик?
— Не важно, ствол раскалится раньше и он перестанет. Твою ж налево! УХ.
— Вам не впервой?
— Заткнись и ляг. Молиться умеешь? А, один хрен.
— О, смотрите, а эта мина кажется сюда…
Он появился из дыма: не сгибаясь под выстрелами, не прячась от взрывов, прямой, плавный, очертаниями похожий на человека, в чем-то красном или белом, похожем на саван. Вокруг головы, как нимб, — крепление для видеокамеры. В воздухе тихо и приятно звенели крошечные колокольчики.
— Аут все трое, артобстрел!

По мотивам первой игры Battlefield (10.10.2009);
все диалоги вымышлены, все ситуации реальны.
Фотографии участников игры.