Жизнь и быт штабного игротеха

Жизнь и быт штабного игротеха

Штабной игротехник на крупной пейнтбольной сценарке (вроде Больших Пейнтбольных Манёвров) - это очень полезный человек.
Прежде всего, это такой специальный человек, который читал сценарий. Не исключено, что единственный на сторону. Более того, это человек, который в течение всей игры перечитывает сценарий еще много раз, а иногда даже консультируется с теми, кто этот сценарий написал. Это не считая собственных игротехнических инструкций. Поэтому у штабного игротехника легко можно спросить, почему считается или не считается удержание базы, когда надо бежать к казино и почему на точке нет полевого игротеха. При этом спрашивать, где же салфетки на дальнем респауне и когда можно идти обедать - бесполезно и даже опасно, штабной игротехник - существо с тонкой нервной организацией, может впасть в ступор от таких нерелевантных запросов и выдать какую-нибудь непредсказуемую реакцию – например, запустить в вопрошающего чернильницей (где он ее возьмет? Найдет где-нибудь – они такие!).
Вообще со штабным игротехником, что логично, в основном общаются представители штаба стороны. Игротехник - это не только ценный источник знаний о сценарии, но и Голос-с-неба, приводной механизм сценария, выдающий задания и другие организаторские кнуты и пряники. Игротех также может (в рамках дозволенного) рассказать, как дела у другой стороны - не потому, что такой умный или что всё заранее распределено, но просто пообщавшись с коллегой на выделенном радиоканале. Кстати, если игроки вдруг решат воспользоваться незанятым орговским каналом и не внимут вежливым предупреждениям, их неминуемо настигнет кара. Потому что штабные игротехники подсчитывают очки в ходе игры и после её завершения сводят общий баланс и всякий, кто этому мешает, рискует попасть под паровой каток штабного гнева.
По идее, подсчёт очков должен быть простым, как работа в Экселе. Но, как и это чудо программистской мысли, игра иной раз заставляет игротеха крепко понервничать, пока концы сойдутся с концами. В то время, как армии пейнтболистов самозабвенно поливают друг друга краской, в штабах накаляются рации и дымятся головы. Иной раз результаты нескольких часов игры пересчитываются и перепроверяются по нескольку раз, благо “у меня все ходы записаны!”. Такие арифметические кризисы, слава богу, случаются нечасто и даже не на каждой игре, но чем крупнее событие, чем больше людей задействовано в передаче информации в штаб (полевые игротехники, игроки, судьи - кто только не приносит вести с поля генералам), чем длиннее цепочки передачи, тем выше вероятность, что штабы могут в какой-то момент разойтись в оценке потерь и достижений. Однако игротехники, как уже было сказано выше - бдят!
Полевые игротехники - это ноги, глаза и уши игротехника штабного. Правда, нередки бывают у штаба приступы хромоты, слепоты и тугоухости - в силу некоторой безалаберности полевых работников рации и блокнота. Обычный полевой игротехник - это подросток, часто бывающий в пейнтбольном клубе, на базе которого проводится сценарная игра, например, подрабатывая на каникулах. Теоретически, полевые игротехники должны хорошо знать местность и неплохо разбираться (особенно если они уже “опытные”) в правилах игры. Практически, среди полевых игротехов широко распространен синдром типографического кретинизма в форме “вышел с одной базы, до другой не дошёл, рация не отвечает”. В особо запущенной форме полевой игротех способен находится в состоянии “потерялся” весь игровой день, и при этом по окончании игры даже вынести блокнот с какими-то данными! Ну и, безусловно, доставляют полевые игротехи, способные потеряться на гектаре подмосковного леса или не обнаружить базу, находящуюся в прямой видимости. Но штатно обязанностью полевого игротеха является регулярный доклад в штаб о состоянии вверенной ему базы (кто занял, как долго занимает, какие бонусы-задачки выполнились) и регулярный переход на другие базы в соответствии со сценарием. Если бы найти таких сферических игротехников в вакууме лесного пейнтбола, которые бы ни разу не терялись, ничего не перепутали и всегда отзывались бы по рации, жизнь штабного игротеха стала бы скучна и предсказуема, как санаторный распорядок дня. Зато обыкновенные, земные игротехники отличаются тем, что искренне радеют за дело (вспомним о “потерянных” игротехах, которые появляются после финала с целиком исписанными блокнотами), чем трогают порой даже циничных штабных... Радеют настолько, что порой самостоятельно домысливают сценарий.
Игротехник - это не только человек-блокнот и человек-рация (невероятно удачлив тот игротехник, который сумел разделить эти функции с товарищем), но и просто человек, ему кушать хочется. К счастью, к полевой кухне у игротехников организаторский допуск, к несчастью - время обеда не регламентировано. Полевые игротехники сменяются на обед по часам, штабные сбегают как получится. Если повезёт и к середине игры подсчёт очков и опрос полевых баз войдёт в рабочий режим - игротехник будет сыт, доволен и до конца игры станет благостно консультировать штаб по сценарным вопросам, а заблудшим игрокам указывать, что палатка с прокатом - это вон там, а про то, куда бежать - спрашивайте вон того. Если не повезёт - то в середине игры произойдет глобальное нарушение связи и перемена арифметической аксиоматики, которые приведут к трехчасовому переподсчету и поиску концов, а также источников ошибок. При этом ликвидация кризиса не позволяет отвлекаться от текущих подсчётов и опросов, и тогда горе несчастному, спросившему “как пройти в библиотеку”! Впрочем, игроки штаба обычно в таких случая заботятся, чтобы их ручной игротех не помер с голоду раньше времени, за что им всегда большое спасибо!
В конце игры, когда уже кончились хитрые задачи и пейнтболисты оторвались в финальном death match’е, игротехники собираются в стаи и улетают на юг... то есть к организаторам, где, вооружённые собственными записями, блокнотами полевых игротехников, в которых карандашом по оранжевой краске зафиксированы спорные моменты, и заметками штабных игроков, сводят финальный счёт, порой доводящий организаторов до исступления. После чего наконец-то превращаются в обычных людей и идут есть шашлык. Если силы остаются.
И только на церемонии награждения, слушая объявление счёта, игротехники загадочно улыбаются, ощущая себя немного демиургами...